19 августа 2010 г.

Золотой Ипподром: День четвертый (2)

По окончании бегов Дари и Лари направились в «Мега-Никс», куда их накануне пригласил Григорий. Обе были немного взволнованы, но по-разному: Дари очень хотелось побывать, наконец, в пресловутом царстве «Повелителя рыб», а вот почему так возбуждена Лари, ей было не совсем понятно — вроде для нее-то тут не могло быть ничего необычного… Но Лари определенно волновалась, причем явно пыталась это скрыть и казаться спокойной, поэтому Дари не стала ее ни о чем спрашивать, опасаясь смутить. Они договорились с Григорием, что сядут в конце зала, где окна выходили в сторону Форума Константина, и пошлют свиток — молодой человек дал им свой номер мобильника.
— Ну что, ты Григорию написала, что мы тут? — спросила Дари, поглазев несколько минут на окружающую обстановку и ощутив, как от рыбного аромата начинает посасывать в желудке.

— Нет еще, — ответила Лари смущенно, вертя в руках маленький синий мобильник. — Я вот думаю… если я ему напишу свиток, то у него тогда мой номер будет…

— И что? — Дари непонимающе глядела на подругу.

— Ну, как что? А вдруг он потом… позвонит? Это ведь… ну…

Тут Лари совершенно смутилась и умолкла. Дари смотрела на нее с недоумением. С одной стороны, наверное, действительно странно для послушницы раздавать свои телефоны малознакомым молодым людям — по крайней мере, у Дари в обители за такое по голове точно не погладили бы, — но, с другой стороны, не похоже, что в обители Источника практиковалась подобная аскетичность… Почему тогда Лари в таком замешательстве? Впрочем, Дари не знала, с кем именно и как общались здешние монахини по телефону или интернету — возможно, здесь и правда существовали для них какие-то ограничения?..

— Боишься, что он тебе потом будет названивать? — улыбнулась она. — Да он вроде вежливый такой… не похож на донжуана… В общем, я не думаю, что он будет к тебе приставать, если ты сама не захочешь…

Тут она осеклась и умолкла. Как, в самом деле, Лари могла бы захотеть, чтобы к ней приставал молодой человек?!

— То есть, прости, я не то хотела сказать…

— Ну да, все ты правильно сказала, — вдруг тихо проговорила Лари, глядя в окно, к которому обе послушницы сидели вполоборота за круглым столиком. — Этого я и боюсь. Боюсь, что если он будет названивать, то я… не смогу ему сказать, чтоб не звонил больше, — она страшно покраснела, сжала руками виски и продолжала: — Я вот как сюда пришла, так и поняла окончательно, что… я не потому пришла, что мне «Мега» нравится и я тебе хочу все это показать… То есть я хочу, конечно, но… В общем, на самом деле я сюда пришла потому, что мне хочется опять его увидеть. Не знаю, что это такое… Почему он? Я его совсем не знаю! Это какое-то… наваждение? искушение?.. Знаешь, у нас в Универе парни на курсе… За мной многие пытались ухаживать, но я никогда… никогда ничего такого не чувствовала, как теперь! — она помолчала несколько мгновений и взглянула на Дари. — Слушай, давай убежим, а?

— Куда это вы собрались бежать? — раздался сзади голос, от которого обе девушки вздрогнули.

Они не сразу обернулись: Лари попыталась побороть хоть немного волнение, а Дари, смущенная откровенностью подруги, в этот момент размышляла о том, что Лари открыла перед ней свой «грех», а значит, и ей надо сделать то же, а иначе выходит как-то нечестно… «А вдруг это поможет избавиться?» — подумала она, вспоминая духовные истории о том, как откровение помыслов единомудренному брату спасало от грехопадений.

Ни той, ни другой послушнице борьба с собой не удалась, и когда обе посмотрели на Григория, он удивился, какие они были раскрасневшиеся и растерянные.

— Привет! — весело сказал он. — Вы уже тут, а что же не сообщите? А я пробегаю, смотрю — рыжий огонечек, — он с улыбкой взглянул на Лари. — Подхожу, а это вы и есть!

— Да мы вот собирались как раз сообщить, еще не успели, — быстро проговорила Лари, убирая в сумочку мобильник. — Здравствуйте, Григорий! Очень приятно снова с вами встретиться.

— О-о, как официально! — протянул молодой человек и вдруг, вытянувшись по стойке «смирно», протараторил: — Дорогие дамы, добро пожаловать в «Мега-Никс»! Надеюсь, в нашем «Дворце» вы приятно проведете время. Что изволите заказать? Мега? Мидии? Креветки? Пиво? «Прусса»?

Обе девушки невольно рассмеялись, и Лари решительно сказала:

— Всего изволим! И мегу, и мидий, и креветок…

— И пива? — уточнил Григорий. — «Эфес»? М?

— М… да, — кивнула Лари.

— А… — открыла было Дари рот.

— Что, вы пиво не любите? — обратился к ней молодой человек.

«Чтоб я еще помнила, когда пила его в последний раз!» — подумала Дари.

— «Эфес» хорошее! — вмешалась Лари. — Не пьяное такое… нормальное, в общем.

— Буянить не будете! — уверил Григорий.

Лари засмеялась, Дари тоже заулыбалась и сказала:

— Ну, давайте, попробую ваш «Эфес»! А «Прусса» это что?

— Минералка, — ответил молодой человек. — Но пиво лучше, поверьте на слово! А все-таки, Лари, почему вы хотели бежать? Кто вас здесь так напугал?

— Да нет, я вовсе не отсюда хотела бежать, — ответила Лари, не сморгнув глазом, — это мы о другом говорили!

«А я бы не смогла так лихо соврать!» — подумала Дари как-то даже уважительно.

— Ну, хорошо, а то я уж испугался! — улыбнулся Григорий. — Ладно, я пошел, сейчас будет вам мега, креветки и пиво, а мидии чуть позже!

— Вот видишь, какая я ужасная! — сказала Лари, когда он отошел. — Может, мне Господь так хочет показать, что я ужасная, а потому в монастыре мне не место? «Рыжая монашка»… — она пригорюнилась и уставилась в окно невидящим взором.

— Ну, а может… — нерешительно начала Дари и умолкла.

«А может, тебе и правда не надо в монастыре оставаться?» — хотела она сказать, но испугалась: ведь так получится, что она, вместо того, чтобы помочь Лари в борьбе с искушением, еще больше подзуживает ее! Только как она может ей помочь, что посоветовать? Молиться, бороться с помыслами, пойти на исповедь? Просить Бога об избавлении от соблазна? Это же будет с ее стороны сплошное лицемерие!

«Тогда я тоже ужасная», — но и это сказать было невозможно. Точнее, бессмысленно, ведь у нее, в отличие от подруги, ситуация совсем безвыходная! Если Лари станет бороться со своим искушением, то у нее есть, ради чего бороться — монастырь, где она живет, это не обитель, а сказка! Тогда как монастырь, ожидавший возвращения Благодарьи… Ей даже думать о нем не хотелось, по правде говоря!.. А если Лари не захочет бороться с искушением, то… что ж, этот Григорий, кажется, хороший молодой человек, красивый, веселый, работящий… и, похоже, Лари ему нравится… Им ничто не помешает соединить свои жизни! В то время как у Дари через две недели кончается византийская виза… а с ней и вся эта райская жизнь: и та, которой она уже вкусила в обители Источника, и та, о которой она так бесстыдно размечталась в последние три дня — та даже и начаться никогда не сможет!..

— Ты чего? — вдруг с беспокойством спросила Лари. — Ты что, плачешь?

— Нет-нет, ничего, — ответила Дари, быстро смахивая набежавшую слезу. — Просто подумалось, что уже совсем скоро уезжать, а не хочется… У вас тут так хорошо!

— А ты не уезжай! Можно же в консульство пойти и визу продлить, это легко, если наша обитель за тебя походатайствует. Правда, ты поговори с матушкой Феофано, она все устроит! Я тоже не хочу, чтоб ты так быстро уезжала! Поживешь у нас подольше, походим с тобой по музеям, на Босфор съездим, в обитель Грозного Предтечи, помнишь, я тебе говорила? Вот как раз и романы Киннама успеешь прочесть! Да и на Принцевых мы еще не были, а там столько всего! Ну, не съедят же тебя в монастыре за то, что ты задержишься у нас?! Позвони им, скажи, что еще не весь опыт усвоила, какой нужен! — Лари засмеялась.

— Неужели это правда так легко? В смысле — визу продлить? — Дари оживилась. — Я бы… да, я бы с удовольствием! А ты… знаешь, ты не огорчайся! Я вот думаю, все уладится и… поймется… как-нибудь…

— Поймется, — пробормотала Лари и покраснела.

— Ваше угощение, сиятельнейшие госпожи!

К ним подошел Григорий с большим подносом и выгрузил с него на стол две порции ароматных ставридок, две мисочки салата из креветок и две бутылки «Эфеса». Пиво молодой человек тут же открыл и разлил по высоким стаканам.

— Спасибо, Григорий, — сказала Дари, — вы замечательный! И ваш «Дворец» тоже замечательный, мне тут очень нравится!

— Ты попробуй мегу и «Эфес», тогда тебе тут еще больше понравится, — сказала Лари и засмеялась.

— Эх, жаль, мне нельзя к вам присоединиться! — с улыбкой посетовал Григорий. — Ну ничего, может, в другой раз, когда я буду не на работе… Мы еще встретимся, я надеюсь? — он посмотрел на Лари.

— Ну, наверное, — ответила она, слегка порозовев. — Вот мы завтра на ипподроме опять будем…

— Намек понял! Мороженое будет! — пообещал Григорий. — Ладно, вы пока наслаждайтесь тут, а я побегу. Мидии будут через четверть часа!

Он забрал поднос с пустыми бутылками и ушел, а обе девушки с сосредоточенным видом принялись уплетать меганиксы, не глядя друг на друга.

«Поймется… — думала Дари, глядя в окно на снующую мимо «Дворца» пеструю толпу и на возвышающуюся над Форумом Порфировую колонну. — Поймется?..»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия