15 августа 2010 г.

Золотой Ипподром: День накануне (9)

Катерина медленно закрыла книгу, сунув в нее вместо закладки один из осыпавшихся с букета розовых лепестков, и положила на край стола. На бледно-голубом фоне обложки темнели знакомые силуэты холмистых берегов и парусный корабль, скользящий между ними; сверху стояло имя автора: Феодор Киннам, — а ближе к нижнему краю на фоне морской ряби название: «В сторону Босфора». Принцесса задумчиво устремила взгляд в пространство. Третья книга «Записок великого ритора» была, пожалуй, лучшей из всех, самой поэтичной по языку, тонко-ироничной и в то же время светло-пронзительной, с явственным налетом грусти, от которой щемило сердце… Умеют же люди так писать!

Принцесса улыбнулась: ее радовало, что она сумела сделать Киннаму приятное, хотя он и не подозревал о том, — ведь это она расхвалила матери две его первые книги, и императрица прочла их в начале лета, после чего ждала очередного Ипподрома с еще большим нетерпением, чем всегда: ей хотелось выразить великому ритору восторг по поводу его романов и непременно попросить третий, изданный совсем недавно, в июне. Киннам, кажется, немного растерялся, когда сегодня, прилетев из Афин и представившись ко двору, получил от августы множество похвал и, по ее просьбе, подарил ей свою новую книгу с автографом… После чего Катерина не преминула выпросить экземпляр и себе и посетовала, что новый роман «опять такой тоненький». Великий ритор улыбнулся — ох, как он улыбается! когда он улыбается, то становится таким красивым, что даже дух захватывает! — и ответил:

— Лучше оставить читателя немного голодным, чем пресыщенным.

И вот, не утерпев, она все-таки засела читать, несмотря на поздний час, завтрашний ранний подъем и ожидавшийся весьма суматошный день, который должен был окончиться балом — первым большим балом в ее жизни!

Вдруг улыбка исчезла с ее губ. Прилетает этот Враччи… точнее, конечно, уже прилетел. Значит, завтра ей придется знакомиться с ним… И зачем, спрашивается?! Наверное, отцу что-то нужно от итальянского президента, и он теперь хочет установить «теплые отношения», в том числе с ее помощью… Нужны ей эти навязанные «друзья»! Как можно искренне подружиться почти по приказу?! Ну, ладно, не по приказу, а по совету… Но до Враччи ли ей сейчас, когда она будет болеть за Василия?!..

— На этих бегах рядом с тобой в ложе будет сидеть Луиджи Враччи, — сказала августа нынешним утром. — Очень надеюсь, что вы с ним подружитесь.

Катерина нахмурилась. А может, ее таким образом хотят как раз отвлечь от Василия? Матери ведь явно не очень нравится то, как Катерина восхищалась им в последнее время… Вот дура же она была, что так восторгалась им в открытую!

Конечно, это же странно — так пылко симпатизировать безвестному вознице! Странно… и подозрительно?.. С точки зрения матери, наверное, не очень подобает для византийской принцессы… И с точки зрения отца тоже? Ведь это он решает, кто и рядом с кем будет сидеть в Кафизме!

Когда после фразы матери растерявшаяся Катерина взглянула на него, он лишь улыбнулся и заметил:

— Это прекрасный молодой человек, я успел хорошо узнать его в позапрошлом году, когда был на Майорке.

Катерина соображала быстро. Ага. «Прекрасный молодой человек». И красивый — принцесса видела его папиных фото. Только что окончил археологический институт. А отец как-то обмолвился, что был бы рад, если бы в семье были археологи. Но дочь разочаровала, что называется, — ей подавай химию. А сын… Пока не очень понятно, какое образование захочет получить Кесарий после гимназии, но сейчас он увлечен морем и книгами про пиратов… Отец Луиджи — папин давний друг. А сестра этого «прекрасного молодого человека», судя по рассказам папы, прямо-таки ангел во плоти. И вообще все семейство Враччи — милейшие люди, просто созданные для дружбы…

Неужели родители надеются, что эта дружба, которую она должна завязать с Луиджи, может перейти во что-то гораздо большее?!..

Впрочем, ведь ничего такого не было сказано. Даже намеком. Просто выражено пожелание. Надежда на то, что они подружатся. В самом деле, почему бы ей не познакомиться с юным Враччи?.. Ведь речь идет как бы только о знакомстве, не так ли? Какие могут тут быть возражения с ее стороны? Разумеется, совершенно никаких!..

Принцесса закусила губу. О да, она с ним познакомится! Она с ним так познакомится… что еще увидим, захочет ли он продолжать такое знакомство!


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия