31 декабря 2016 г.

Диалоги соавторов

Найдены в архивах компа. Переписка происходила в период работы над романами "Золотой Ипподром" и "Траектория полета совы".





О перевернутом глобусе

(По поводу разговора Евдокии и Феодора о романах сибиряка Овсянова, пишущего романы об альтернативной истории, здесь)

— АААА! Овсянов... Здоровско.

— ... и так читатели узнали, что на самом деле они — всего лишь персонажи из книги Овсянова!

— Не думаю, чтобы они особо огорчились этому, после того как узнали, что пошли на прототипы. Гм. А так просыпаешься утром, на столе книжка Овсянова а за окном ВСЕ ПО-ДРУГОМУ!

— Да-да, я об этом думала: когда-нибудь этот мир вдруг раз — и перевернется, как в «Пиратах Карибского моря», когда они корабль раскачали.
Главное, чтоб при этом проснуться не в Москве, а на берегу Босфора!!

— Это уж само собой!



О великом риторе и императрице

том же эпизоде "Золотого Ипподрома")

— А я тут немного дополнила сцену бурной ночи, и она стала совсем душераздирающей...

— Совсем душераздирающей? о, моя душа уже трещит по швам в предвкушении!

— А вот.

— Фу, как она холодно с ним! Бедный Киннам... :(( Женщины ужасны! :)

— Думаешь, слишком холодно? Но что она могла ему сказать в такой ситуации?
Я вот написала, и у меня даже сердце заболело )(
Только недавно отошла. Теперь вот диссер пишу.

— Не, ну, в принципе, понятно, конечно. Понятно, что могла только слишком холодно. Но мне же твоего идеального мужчину тоже жалко!

— Ох, совсем я его замучила, это да.

— Не запьет? ;))

— Ну, прилетит в Афины 23 августа, дерябнет коньяка, а там начнется учебный год, а в середине сентября придет А... :)

— О, тогда он должен чего-то очень ждать :) Или нет? Маяться как-то.

— Ну, синкелл ему предсказал же рассвет, но он в таком скепсисе, что не особо поверил ему. Так что вряд ли он будет чего-то пламенно ждать. решит, что отныне только наука, что поделать.
А маяться будет конечно, но внешне ему надо быть в форме — ректор, преподаватель, особо не походишь с раскисшим видом.

— Ну да, ну да. Хотя другой бы, на его месте, наверное, попробовал себе найти девицу в утешение.

— Это слишком низко для него. Тем более так вот сразу бросаться из огня да в полымя.
Ну и потом он уже пять лет провел же без девиц, ничего, не умер.

— Ну, в общем, эти 3 недели его будет особенно жалко.

— А вот бедные читатели будут жалеть аж до следующего романа!

— Уууу... Тогда надо в каждую книгу вкладывать портрет Ритора, и пусть все девочки ставят его на туалетный столик для орошения слезами.

— ...И так эти двое создали культ Великого Ритора...

— И, говорят, где-то под семью замками даже вывешен ему акафист... По слухам, он очень помогает при девичьих напастях. 



О героях и прототипах


— Прикол в том, что если N описать 1:1, то никто не поверит в реальность этого персонажа.

— Думаю, что поверить можно в реальность любого персонажа. То ли еще бывает.
Я вот, напр., никогда не думала, что могут быть люди, которые в разговоре по 4-5 раз повторяют одно и то же слово или словосочетание. А вот поди ж ты. Нервы-с.
И потом, ты сам говоришь, что мужчины вроде Киннама в жизни тоже не встречаются. Но мы же про него пишем :)

— О, да, это невыносимо, когда повторяют одно и то же.
Мужчины вроде Киннама как раз встречаются — ищите и обрящете ;) Просто крайне мала вероятность того, что они при всех своих личностных достоинствах будут еще богаты и успешны! И, добавим отдельно, не испортятся от богатства и успеха.

— Нет уж, я пожалуй не буду их искать. Хватит с меня и Киннама :)

— Да, уж такого-то точно не найдешь :) Главное, уже в доску свой :)



Об идеальном мужчине и благочестии



— Ой. У меня просто челюсть отвисла.

— Э?

— Нравится :)
Нда. Твой идеальный мужчина, даже страдающий от своей неидеальности, на самом деле, лучше любого реального благочестивца.

— Конечно.
Надо сказать, что когда я ради написания этой главы перечитала апофтегму про Феодосия, у меня тоже челюсть отвисла...

— Да уж. Сейчас про таких императоров читать даже как-то странно. Что бы ему просто в монахи не пойти? :)

— Ну как же. Наследних престола. А Пульхерии надо же было кем-то помыкать.
Бедная Евдокия! Я представляю себе эту дочь философа, интеллектуалку, при которой был кружок людей вроде Ареопагита-Петра Ивира, поэта Кира и пр., замужем за таким мужчиной, который и управление фактически отдал другим, и сам занимался перепиской каких-то благочестивых рукописей, а сестрица его «превратила дворец в монастырь»...

— Действительно, бедная!

— Вообще это царствование — хороший сюжетец для антиправославного романа. Уже какое-то время об этом думаю.



О благочестивых героях



— Психологизируешь! :)

— Дык, это единственное, что я хорошо умею делать.

— Ну, не прибедняйся :)
Да, это очень благочестиво — сразу думать о браке и т.д. большинство современных молодых людей думало бы про койку. Так что пусть все завидуют византийцам! :)

— Ну а че, не всем же быть такими нечестивыми, как идеальный мужчина!

— Не всем, конечно. Но процент благочестивых не должен быть очень высоким, а то страна превратится в монастырь, и кирдык :))

— Так а чего у нас, благочестивы только Пан да Василий. Много что ль?

— Пока нормально. Кстати, император тоже благочестив. И Стратигопулос по-своему. Только они это тщательно скрывают.

— Ну еще есть Дари, Лари.
Страна-то все же православная. А не псевдо, как современная Раша

— Уж лучше бы эта Раша была атеистической. А то все такие благочестивые, а потом бац по морде. Или еще выяснять начнут, кто правильный, кто неправильный...



О пигмалионии


— Ты там как? Жива? :)

— Я тут верстаю и пытаюсь статьи настряпать.
А вообще чувствую себя Пигмалионом. Ужасно!

— Гм. Неужели так уж ужасно? Твой Галатей прекрасен :)

— Ну вот это и ужасно :) Я все больше в него влюбляюсь.

— Разве влюбленность это не прекрасно? :)

— Прекрасно, но вряд ли для монахов :)

— Зато монахи останутся на романтической стадии и избегнут разочарований. Во всем свои плюсы :)

— В идеальном мужчине нельзя разочароваться! С ним можно только немножко пикироваться :)
...А потом меня обвинят в пропаганде порока. «Вечно эти писатели даже порочную любовь представляют так, что она вызывает сочувствие!»
*заламывая руки* Но что же делать, если православие дает нам только идеалы заросших бородой мужиков, не моющихся годами??


Об экранизации и споносорах


— Я часто думаю про их объяснение в ресторане, представляя себе, как это выглядело в реале... или выглядело бы в кино :)

— А что, почему бы и не кино? Может и доживем :)

— Надо искать переводчика, который все это переведет на какой-нибудь язык. А в нашей Раше нихрена не дождешься.

— А переводчика как искать? Ему же деньги нужны. Вот если бы какой-то издатель заинтересовался... или хоть кусочек маленький перевести и предлагать. Гм. А потом они увидят Ангелу, Патрика, и скажут, что неполиткорректно.

  Папа мой, вот, узнав, что у нас в Америке САЭ, сказал, что денег на издание надо просить у Бен Ладена :)

— Ну, разве что объявление дать в ЖЖ: Бен Ладен, отзовись :)

— И нас сразу посадят за пособничество мировому терроризму!

— Э? Мы же наоборот хотим отвлечь часть средств от терроризма. НА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ЦЕЛИ :))

— Это ты в ФСБ расскажешь. А они послушают...

— И ЦРУ расскажут. Как прикол...


О языке альтернативной истории


— Ха. а будет ли на Руси исправление обрядов? Может и нет, ведь грекофильство будет невозможно в 17 веке. Может потом? Надо бы что-то смешное вставить про это. А если нет, то Дари должна заметить существенную разницу в обрядности.
А, ладно! Нехай русские остаются старообрядцами. Так даже смешнее. А то староверы думают, что все беды из-за Никона. Хрен им монастырский! :))
Пусть и у них будет на что обижаться :)))

— Гы. Точно!

— А какие англицизмы византийцы могли бы переделать на свой лад?

— Нэ знау.
А вот ноутбук по-греч. сейчас — форитО. так-то. От форитос — портативный, форО — носить.

— А придумать? :) Вот как компьютер может звучать? Футбол? Или что там у нас еще чисто английское?

— Тут штука в том, что мы пишем НЕ ПО-ГРЕЧЕСКИ. Вот писали бы по-гречески, был бы у нас ноут форито. С ПК у них кстати все нормально — ипологистис.
А мы по-русски пишем. Чтоб по-русски ноут был форито, надо, чтоб а) его изобрели в Греции б) греческий язык был международным вместо английского во всех областях или в) был в Раше влиятельнее английского, что при нашей истории нереально — там скорее французы будут влиять, а значит, таки форито не будет.

— Но все равно что-то адаптируется. Мы вот не изобретали автомат, но все равно зовем его так, а не машин-ган. Думаю, византийцы бы многое адаптировали. Культура-то мощная, она заимствовать не особо любит. Это я не просто так, а к разговору об англицизмах, как ты понимаешь.

— Автомат это греческое слово :)
Так я не говорю, что они не адаптировали. Ну вот представь: они там сидят и говорят «то форито му». А мы тут про них пишем «мой ноут». А КАК мы еще можем написать?
либо может вообще забить на эти англицизмы? В конце концов, это проблема этих АИ-шников, что им что-то не нравится. Понятно же, что язык условен. На нашем языке иначе не сказать. А изобретать какие-то неологизмы глупо.

— Так это важно, что они не говорят «ноут», на самом деле, а мы говорим. Почему бы не упомянуть этого? А то я весь вечер об этом думаю :))) А уж то, как МЫ об этом пишем, уж точно никого волновать не должно!

— Это наше низкопоклонство перед Западом, вестимо.

— Ага. Надо чтобы хорошилище в мокроступах шло по гульбищу на позорище.




Об идеальном герое


— Гы. Going through the ЗИ, все пытаюсь понять, насколько у Киннама глубоко въелся пессимизм относительно перспектив устройства личной жизни. В принципе-то глубоко. Влюбиться в заведомо недоступную женщину это очень близко к тому, чтобы поставить на любовной карьере крест. Но при этом монетка... разговор с синкеллом... Наверное, все-таки в глубине души К. на что-то надеется, так? Но себе в этом предпочитает не признаваться. 

— К. по жизни не пессимист и не меланхолик, поэтому он действительно не может совсем перестать надеяться, хотя бы в глубине души и не признаваясь себе. С другой стороны, синкелл его немного ободрил все же.

— В Киннаме я сегодня продолжал копаться. Странный все-таки человек. Я все пытаюсь себя представить на его месте - ну, если бы я жил такой публичной жизнью и мне на день рождения приносили бы вагон цветов. - Это ведь не так просто представить себе человека, у которого, вроде бы, в жизни все-все есть, но ему не хватает главного...
А с другой стороны, Киннам такой весь из себя счастливый-упакованный, что ему только Афинаиду и нужно. Получается, он после этого станет совсем идеальным и счастливым? Так ведь не бывает. Во всяком случае, такой герой уж точно не интересен. Получается, должно быть что-то такое...

— Ну, с т.з. православия К. не идеал, т.к. он не ведет аскетическую жизнь ))
А вообще, не знаю, почему ты считаешь, что не бывает счастливых и идеальных людей. Что значит - идеальный? Если святой, то К. не такой. Хотя бы потому, что у него самолюбие есть ) Киннам ученый и писатель, у него фактически бесконечное поле для деятельности. Это ж тебе не офисная крыса или работник автозавода. Такие люди живут мозгом, и в интеллектуальной деятельности их счастье (если не считать любовной линии и друзей). К тому же у него почти безграничные возможности повидать мир, и если б у мя такие были, то мне бы ваще ниче было не надо, чем не счастье и идеал? Или я не понимаю, как ты понимаешь их.
У нас как-то принято думать, что интересны только люди со внутренними извивами по Достоевскому, а если человека внутри ниче особо не мучает и снаружи не перазит, то он уже конченая личность. А из чего это следует, непонятно. Христа вот тоже ничего изнутри совершенно точно не мучило, да и по жизни до 30 лет не перазило, и че, Он был неинтересен? Думаю, все бы дорого отдали, чтоб узнать, как Он жил в те годы. А пастор Салманович говорит - а никак. Вставал, завтракал и шел плотничать, а вечером с друзьями общался и спать. Зашибись, как интересно!

— В том-то и дело, что когда все прекрасно - плотничает, обедает с друзьями - то писать уже (еще?) не о чем. Разве только специальные приключения придумывать. Я в данном случае понимаю под идеальностью то, что человека не мучают противоречия всякие и у него нет недостижимых целей. Киннам как раз такой и получится... Если только я сейчас чего-нибудь не замучу про него дополнительно!

— Так талант как раз в том, чтобы про любого человека интересно написать, а про противоречивого и дурак напишет ))
В конце концов у мя в "Кассии" Феодор Студит - фактически архетип, но разве он при этом совсем не интересен и не волнует?
А*** вон вообще сочла идеальным (и потому неудавшимся) Грамматика.
Недостижимые цели, если они реально недостижимы, это совершенно непродуктивно, скучно, и забивать этим мозг вообще пустая трата времени. Маниловщина. Вот еще. Заниматься чем-то можно только в надежде чего-то достичь.

— Во-первых, это когда талант :) Во-вторых ты не путай. Феодор в таких обстоятельствах, какие Киннаму не снились!! Аня в данном случае не права, потому хотя бы, что у Грамматика куча сомнений.
Почему непродуктивно? А романы Киннама? Любовь всегда продуктивна. Или - ну-ка постой, постой, расскажи - он действительно мечтал августу умыкнуть? ;) 
https://mail.google.com/mail/images/cleardot.gif
— Что значит "когда талант"?? ))
Феодор именно в обстоятельствах. Но сам он при этом фактически неизменен.
У Грамматика кучи сомнений как раз отродясь не было, слишком много сомнений это вообще признак слабости.
А что в романах недостижимого? Любовь продуктивна потому, что у творческого человека вызывает вдохновение или от феерии, или от сублимации.
А почему бы ему об этом не мечтать? В конце концов это не абсолютно недостижимая цель. Хотя как мечта очень заоблачная. По кр. мере о взаимности он точно мечтал, а дальше уж как получится, это следующий этап.

— У Феодора развитие следует за обстоятельствами, поэтому это интересно. А что вот с Киннамом дальше будет? Не представляю.
Я не говорю, что у Грамматика была куча сомнений. Но он тоже не знает наперед ответы на все вопросы, это же не бишоп ;)
Недостижима рука Евдокии. Скажем так, о взаимности Киннам не мог не мечтать. Хотя я бы все-таки думал на его месте, что же дальше.

— Наперед никто не знает ответ на все вопросы, но это не имеет отношения к тому, что будет с К. дальше. Что будет, что будет - будет заниматься наукой, любить Афинаиду, путешествовать с ней по миру, родит парочку детей, напишет еще несколько романов, к 70 годам будет все еще красивым, но уже седовласым профессором, перед которым все будут благоговеть, у него будет много аспирантов и учеников, а его старший сын что-н. найдет на дне океана этакое. Отличная жизнь, шоб я так жила.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия